Видео: Борис Гринблат в проекте “ПРАВДА О РАКЕ”, часть 1

В своих интервью с мировыми специалистами по натуральному подходу к лечению рака автор проекта «ПРАВДА О РАКЕ. Поиск методов лечения» Тай Боллинджер всё чаще встречает идею комплексного подхода, который охватывает все аспекты болезни и восстановления здоровья. Работая над продолжением своего сенсационного документального сериала, Тай Боллинджер встретился в Лондоне с Борисом Гринблатом – российским натуропатом, исследователем, основателем проекта «МедАльтернатива.инфо» и автором книги «Диагноз – рак: лечиться или жить? Альтернативный взгляд на онкологию». Борис Гринблат является одним из приверженцев и практиков такого всестороннего комплексного подхода в лечении. И Борис, и Тай признают, что не существует панацеи, т.е. какого-то одного метода лечения, который бы во всех случаях помогал при раке, поэтому для обеспечения максимального успеха в лечении и необходим комплексный натуральный протокол. Предлагаем вашему вниманию первый эпизод этой встречи.

Текстовая версия ролика:

– Борис, я очень рад, что вы смогли сегодня с нами встретиться.

– Я тоже очень рад.

– Вы приехали из Москвы, из России?

– Да, это так.

– Нас окружают зеленые листья, и ваша фамилия Гринблат очень соответствует обстановке, т.к. она означает “Зеленый лист”, не так ли?

– Да, и я чувствую себя как дома.

– Мы довольно долго переписывались с вами, и в письмах вы рассказывали мне о своей работе в детском онкологическом отделении в Лондоне. Я бы хотел поделиться с нашими зрителями вашей историей. Вы не могли бы рассказать нам, что там происходило за время вашей работы?

– Да, конечно. Но прежде я должен уточнить, что я работал там на административной, а не на врачебной должности.

– Ясно.

– Однако, имея медицинское образование, я прекрасно понимал, что там происходит,

и я был поражен тем, что одна и та же ситуация повторялась снова и снова. Я работал с российскими детьми, которых привозили на лечение, оплаченное государственной благотворительной организацией. Это были огромные деньги, в среднем 300,000 фунтов на одного ребенка. И их история была следующей: еще будучи у себя в России, местные врачи в какой-то момент прекращали лечение этих детей потому что оно было безуспешным и продолжать его становилось опасным. После чего родители просили у этой организации денег на лечение за границей. Так эти дети попадали в Лондон. Но когда они приезжали в клинику, их по большому счету лечили той же стандартной тройкой, что и в России: это хирургия, химиотерапия и лучевая терапия. И после очередной химиотерапии дети часто попадали в реанимацию, т.к. их состояние было ужасным. Им требовалось по несколько дней, а иногда и недель для восстановления, и лишь затем, чтобы вновь получить очередную химиотерапию. И в конченом итоге, обычно через несколько недель или месяцев, эти дети умирали.

– Т.е. получается, лечение практически никогда не работало, так?

– Да, за те 3 года, что я там находился, лечение никогда не работало.

– Никогда?

– Да, никогда. Ситуация повторялось снова и снова.

– Стоит отметить, что дети поступали в очень тяжелом состоянии, но все они умирали и умирали именно от лечения. Но был при мне один случай, который был неординарным, т.к. мама привезла девочку на самой ранней стадии болезни. Сама она была нейрохирургом и поэтому она смогла увидеть и распознать ранние симптомы рака. Они приехали в Лондон, где девочке был поставлен диагноз глиома мозга. Девочка получила полный спектр официального лечения, и всё же через несколько месяцев она умерла. Это был единственный случай, когда пациент поступил на такой ранней стадии, но, несмотря на это девочка умерла от применяемого лечения, которое к тому же сделало её последние месяцы очень мучительными. Ни одному родителю не пожелаешь такого. Вообще никому не пожелаешь такого.

– Это из-за побочных эффектов?

– Абсолютно верно. К тому же она была ещё и на стероидах и ее вес в результате утроился. Это было ужасно. Я был поражен тем, что такой печальный исход повторялся снова и снова, но, несмотря на это онкологи продолжали и дальше безуспешно лечить теми же самыми методами. Я работал там чуть больше трех лет и мне было очень тяжело смотреть на всё это, но онкологи работают там годами и используют одни и те же протоколы с одним и тем же плачевным результатом.

– Это напоминает известную фразу Энштейна: «Безумие – постоянно совершать одни и те же действия, и ожидать разных результатов».

– Абсолютно точно! Но есть еще одна проблема.

Я знал одного порядочного онколога, который позволял родителям использовать натуральные препараты в лечении, когда те просили его об этом. Однако он не мог сам предлагать их при назначении лечения. И когда я спросил его почему, он ответил: «Я не могу этого делать, потому что иначе я потеряю свою работу и может быть даже лицензию». Это означает, что онкологи здесь в Англии, и я уверен, что также и во многих других странах, не могут предложить действительно хорошее эффективное лечение, поскольку они очень ограничены в своём выборе лечебных протоколов.

– А в России специалистов, которые занимаются раком, тоже называют онкологами?

– Да, онкологами.

– Ясно. По всей видимости, в России онкологи не заходят так далеко в применении методов официальной медицины, как в других странах?

– Да это так. Потому что они обязаны при лечебном протоколе придерживаться определенного строго ограниченного числа циклов химиотерапии. И если больше уже нельзя, то те, кто может себе позволить или кто может собрать средства, едут за границу для продолжения лечения, т.к. они думают, что российские врачи не в состоянии продолжать лечение, потому что не знают, как лечить дальше. Это и есть основная причина, почему россияне едут за границу для продолжения лечения. Но к сожалению, результат практически всегда один и тот же.

– Получается, что на самом деле это благо, что в России у больного меньше шансов

получить химиотерапию больше положенного, и тем самым быть залеченным до смерти.

– Абсолютно верно! И многие пациенты, кому я пытаюсь помочь, являются именно такими пациентами – они прошли через все виды официального лечения и после его безуспешного окончания, они пытаются найти альтернативы. Так что, я согласен, что это благо, по крайней мере у больных остаются хоть какие-то шансы.

– Да. А какие вы знаете методы лечения рака, которые действительно работают?

– Вы говорите про официальные методы?

– А разве они помогают?

– Нет.

– Ни один?

– За редкими исключениями* – ни один.

– Тогда существуют ли какие-либо альтернативные методы лечения? Когда я говорю альтернативные – это не совсем верно, они не должны так называться, поскольку они являются наиболее эффективными.

– Полностью с вами согласен! Так как я не только практик, но и исследователь, то согласно моим исследованиям, только альтернативные или натуральные методы и работают.

– А вы натуропат?

– Да.

– Ясно. Тогда расскажите нам о натуральных методах лечения, которые работают.

– Известно уже более 600 таких методов. Однако следует подчеркнуть – и в этом ключ к успеху лечения, что они должны применяться в полноценном лечебном комплексе, покрывающим все основные аспекты натурального лечения. И если это делается таким образом, то шансы на успех лечения максимальные.

Как я уже сказал, на сегодня известно более 600 альтернативных методов, но нет необходимости знать их все. Главное – это понимать сами принципы лечения и если вы понимаете саму концепцию натуропатического подхода, то вы можете составить такой протокол из того, что будет доступно конкретному пациенту.

– По вашим наблюдениям, каковы основные принципы, что делают лечение рака успешным?

– По большому счету, эти методы похожи на те, о которых вы рассказываете в своих фильмах. Это детоксикация, иммуномодуляция, антимикробные меры, противоопухолевые меры, ощелачивание и оксигенация. Также очень важна работа с психикой, физические упражнения и конечно же диета. И все эти меры должны применяться в комплексе, т.е. лечение должно быть всесторонним.

Однако какой именно препарат или метод использовать, будет зависеть от пациента: его состояния, его возможностей и также от вас.

– Это и вправду зависит от возможностей пациента? И как вы говорите: лечение должно быть комплексным?

– Абсолютно верно!

– Но ведь, как известно, не существует панацеи, которая во всех случаях побеждала бы рак?

– Можно сказать, что панацея существует – и она называется комплексный лечебный протокол.

– Комплексный лечебный протокол – мне это нравится!

– Именно в этом ключ к успеху. Но конкретный состав этого протокола, будет зависеть от ряда факторов: психики и характера пациента, его финансовых возможностей или даже места проживания. Потому что Россия огромная страна и некоторые пациенты смогут достать определенные препараты, в то время как для других это будет очень сложно. Поэтому всё это учитывается, когда я помогаю им при составлении лечебного протокола.

 

– Существует один популярный противогрибковый протокол, разработанный итальянским доктором Симончини. Он использует бикарбонат натрия или обычную пищевую соду. Я слышал, что сейчас в России его используют с определенным дополнением. Вы можете что-нибудь об этом рассказать?

– Да, я думаю, что протокол доктора Симончини довольно популярен в России, но некоторые больные комбинируют его с протоколом профессора Неумывакина, который является сторонником использования перекиси водорода. И я знаю об одном излечившемся – его зовут Владимир Лузай и, насколько мне известно, он был первым, кто скомбинировал эти протоколы – протокол доктора Симончини и протокол профессора Неумывакина. Он использовал соду, перекись водорода, и кроме этого он применял детоксикацию, БАДы, а также он изменил своё питание. У него был рак поджелудочной железы, который считается практически неизлечимым. Изначально после постановки диагноза он прошел несколько химий, после чего решил идти другим путем. Это обычный человек, водитель грузовика, который за несколько вечеров изучил вопрос, сидя за компьютером в интернете, и выбрал эти протоколы для своего лечения.

– Значит он комбинировал перекись водорода с содой?

– Да, именно это он и сделал.

– Он смешивал их вместе? А какой это был раствор перекиси водорода?

– Это был 3% раствор перекиси водорода, который в России можно свободно купить в любой аптеке. Нет, он не смешивал их вместе. Он пил перекись с водой, примерно от 15 капель на полстакана воды по 3 раза в день. И также он использовал полный протокол Симончини, т.е. пил соду и делал внутривенные вливания по 500 мл 5% раствора соды.

– Получается, этот протокол, действительно не требует больших денег?

– Абсолютно верно! Это очень недорогой протокол. Он выбрал его, т.к. не имел больших денег. И хотя протокол был недорогим, он оказался очень эффективным. А ведь рак поджелудочной считается одним из самых трудно излечиваемых.

– А этот парень жив сейчас?

– Да и уже больше двух лет. Сейчас он помогает другим пациентам, снимая о себе видеоролики и объясняя в них свой протокол. И так он стал довольно известным. Я думаю, что его протокол действительно очень неплохой. Сам доктор Симончини имеет довольно таки узкий или ограниченный подход, используя только соду. А Владимир Лузай расширил его и, в общем-то, теперь его можно назвать комплексным протоколом.

– Что, как вы говорили ранее, является ключом к успеху.

– Именно так!

– Успех лечения в том, что ты атакуешь болезнь со всех направлений, так?

– Абсолютно верно!

(продолжение следует)

* Комментарий на фразу “За редкими исключениями – ни один”, в ответ на вопрос, помогают ли официальные методы при раке. Этот редкий случай бывает, когда опухоль своим разрастанием вызывает острую опасность для жизни. Это может быть закрытие опухолью трубки ЖКТ, сдавление жизненно важных сосудов, опухоли продолговатого мозга. Здесь срочное хирургическое вмешательство показано. (Борис Гринблат)

Читать книгу Бориса Гринблата «Диагноз – рак: лечиться или жить? Альтернативный взгляд на онкологию»

Подробнее о проекте “ПРАВДА О РАКЕ. Поиск методов лечения”

Поддержать проект: http://medalternativa.info/donate/

Сохранить

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить
Запись опубликована в рубрике Альтернативное лечение, Проект "Правда о раке. Поиск методов лечения" с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

2 комментария на «“Видео: Борис Гринблат в проекте “ПРАВДА О РАКЕ”, часть 1”»

  1. […] эффективность такого “лечения” (подробности в этом видео, а также в этой книге), родителям часто удается собрать […]

  2. Marina:

    Спасибо вам большое !!!
    Я живу в США – мама в Москве – она ​​была диагностирована прошлой весной – мне посчастливилось узнать о программе “Правда о раке” !! – Одно место, чтобы получить всю необходимую вам информацию в этой ситуации !!
    Я даже хотелa, перевести этот филм для моей мамы – Я так счастливa, что нашлa ваш сайт с русской версиeй !!
    Toy выпустил еще два фильма !! вы собираетесь делиться ими с российской аудиторией ??
    Еще раз спасибо !

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *